Гуманитарные науки: «Студенты массово уходят?»

Нарастающее осознание кризиса гуманитаристики или проблемы конъюнктурных разочарований? С чем мы имеем дело сейчас?

Профессора09.09.2013 // 882
© Sakeeb Sabakka

Я собирал ссылки, связанные со статистикой учащихся на гуманитарных факультетах. Когда я уже хотел бросить это занятие, появился Стивен Пинкер со статьей «Наука вам не враг». Об этом эссе было написано много — в качестве примера смотрите мой собственный комментарий в статье «Антропология — ваш союзник: на пересечении естественных и гуманитарных наук» (Antropology Is Your Ally — Sciense and Humanities Together). Однако я еще не видел, чтобы кто-нибудь подвергал сомнению его идею о том, что «студенты массово уходят».

Пинкеру следовало бы прочесть подготовленный его собственным университетом отчет под названием «Преподавание искусств и гуманитарных предметов в Гарвардском колледже: картография будущего», обсуждавшийся в «Твиттер-академии» (Twitter Academia). Конечно, причины для беспокойства существуют, снижение количества студентов-гуманитариев действительно имеет место — хотя ниже приведено несколько ссылок, которые заставляют усомниться в этом факте. Как бы то ни было, изначально Гарвард был чрезвычайно заинтересован в гуманитарных науках. Больше всего они пострадали именно из-за притяжения к ним других дисциплин. Согласно исследованиям компании figure 11, около 45% студентов остались в гуманитарных науках. Около 50% ушли в достаточно тесно связанные с ними социальные науки, и только 5% продолжили свое образование в сфере естественных наук. Вряд ли стоит говорить о необычайной силе притяжения естественных наук, особенно с учетом того, что многие социально-научные дисциплины вовлечены в проекты гуманитарных сфер.

Приведу еще несколько ссылок на тексты, посвященные проблемам гуманитарных наук.

1. Александр Бикрофт. Гуманитарные науки: что пошло правильно? (The Humanities: What Went Right?):

«При вопросе “что пошло правильно?” ситуация с гуманитарными науками предстает в новом свете, открываются другие пути в будущее. Поиск того, что пошло правильно, можно начать на пике культурных войн. Является ли совпадением то, что за последние 30 лет наиболее высокий рост количества гуманитариев пришелся на ранние девяностые? Несмотря на то что дебаты вызывали большое количество разногласий, они, тем не менее, придали реальную остроту вопросу о том, что составляет истинную сферу гуманитарных исследований. Возможно, мы что-то потеряли (включая некоторых абитуриентов) за последние десять, или около того, лет неофициального перемирия в тех войнах. Возможно, вместо того чтобы пытаться вернуться в золотой век 1967 года, мы должны нацеливаться на 1992-й и привлекать больше, а не меньше, внимания общественности к внутренним дебатам, проводимым, будем надеяться, цивилизованно и с коллективным убеждением в том, что гуманитарные исследования, во всех своих формах, являются стоящим занятием».

2. «Гуманитарные науки в сомнительной битве» (The Humanities in Dubious Battle). Энтони Т. Графтон и Джеймс Гроссман публикуют свой ответ на гарвардский отчет о гуманитарных науках:

«Если искать корни проблем в еще более далеком прошлом, опираясь на данные, с которыми невозможно ознакомиться непосредственно в Интернете, оказывается, что число гуманитариев резко возросло и достигло своего пика в 1960-х. В 1940-х и 1950-х это число было максимально низким — близко к уровню, к которому оно возвратилось около 1990 года и который с тех пор остается неизменным. Таким образом, мы имеем дело не с упадком гуманитарных наук вообще и в Гарварде в частности, но лишь с одним из крупномасштабных колебаний с пузырем посередине».

3. Пол Столлер. Реальный бизнес высшего образования (The Real Business of Higher Education):

«Официальные власти недовольны излишними стипендиями, выделяемыми на гуманитарные и социальные исследования, называя их роскошью, бесполезной башней из слоновой кости, а деловые журналы, такие как “Форбс” и “Киплингер”, говорят о том, что специализации в области антропологии, истории философии и истории искусства не могут подготовить человека к работе. Тем не менее, оказывается, что “мышление” и “навыки письма”, которым мы учим в наших “гуманитарных” аудиториях, — это как раз то, что нужно нашим ищущим работу студентам».

4. Нэйт Сильвер. Чем больше учащихся в колледжах, тем больше карьерно-ориентированной молодежи (As More Attend College, Majors Become More Career-Focused):

«Я не решусь делать слишком сильных обобщений на основе своего опыта обучения в колледже и Университете Чикаго, но именно школа придает особое значение широкому курсу обучения для всех своих учащихся. Моя стратегия была такова: выбрать специализацию (экономическую), которая обеспечит мне хорошие карьерные перспективы, но при этом взять лишь требуемый минимум курсов по этой специальности, чтобы иметь возможность разнообразить свою программу».

5. Майкл Берубе. Гуманитарные науки в упадке? Цифры свидетельствуют об обратном (The Humanities, Declining? Not According to the Numbers):

«Существует только одна проблема со всеми этими навязчивыми заявлениями по поводу заката гуманитарных наук в высшем образовании: они неверны. Упорно, решительно, фактически неверны. Я пытался обратить на это внимание в течение многих лет, используя “цифры” и “арифметику”, но оказывается, что снижение количества поступающих на гуманитарные факультеты общепризнанно. Все просто знают, что это случилось, примерно так же, как все знают о том, что была такая феминистка, которая жгла свой бюстгальтер и одновременно с этим плевала в солдата, возвращавшегося из Вьетнама. В нашем случае получается, что имело место резкое сокращение количества бакалаврских степеней в области гуманитарных наук вообще и английского языка в частности. Но это случилось в основном между 1970 и 1980 годами. Это устаревшая информация. Студенты не “перепрыгивают” в другие области, и ситуация не “ухудшается”. Это не “недавнее изменение”. Больше не существует “устойчивой нисходящей спирали”. Это больше похоже на то, что случилось с уровнем продаж записей “Битлз”, который был огромным в 1960-х и затем резко упал в 70-х».

6. «Эффект Гейтса» (The Gates Effect). Специальный доклад из «Хроник высшего образования» (Chronicle of Higher Education):

«Гейтс также попадает под обстрел за то, что критики описывают как чрезмерная нормативность. “Они исходят из предположения о том, что образовалась некоторая проблема, — говорит Патрисия МакГир, президент Университета Тринити Вашингтон, в котором обучаются женщины с низким доходом округа Колумбия. — Затем они переходят к следующему этапу, принимая решения по поводу того, как решать эту проблему, еще до того, как они по-настоящему поняли ее суть”. Скептики говорят, что такая самоуверенность опасна при работе со столь сложными социальными феноменами, как образование».

Я заметил, что у Билла Гейтса своеобразный взгляд на его годы в Гарварде, а также, что он является фанатом Джареда Даймонда и Стивена Пинкера. Так что я не удивлен тем, как Гейтс относится к образованию.

7. «Урок 2: О физическом» (Lesson 2: Embrace the Physical). Один из трех уроков «Барнс&Нобл Нук» от Джошуа Кима:

«Мне всегда казалось, что заявления о том, что дни университетских кампусов сочтены, смешны так же, как предсказания, согласно которым обычные книжные магазины исчезнут. Людям нравится учиться и жить в кампусах, а нам нравится листать книги и бродить по книжным магазинам».

И вот еще хорошая цитата: «В высшем образовании мы должны удваивать ставку на наш профессорско-преподавательский состав. Мы должны инвестировать как можно больше ресурсов в поддержку наших преподавателей».

8. «Приложим усилия, чтобы привлечь мотивированных малообеспеченных студентов» (Scaling Up Efforts to Reach High-Achieving, Low-Income Students):

«Одна из ключевых идей, которую можно вынести из этой работы, заключается в том, что “студенты с низким уровнем дохода стремятся попасть в лучший колледж из тех, в которые их примут и которые они смогут себе позволить”, сказал мистер Хоксби на мероприятии, проводившемся в среду в рамках проекта “Гамильтон” Брукингского института. В данном случае выбор студентов, другими словами, является результатом не их собственных предпочтений, а информационного дефицита».

Источник: The Local Is Possible

Читать также

  • Наука вам не враг

    Кн. С.Н. Трубецкой как-то отметил, что для веры в чудо нужна предварительная вера в бытие. А для веры в науку — вера во всесилие и нерушимость постигаемого нами мира? Анализ современных проблем гуманитаристики и естествознания.

  • Комментарии