Октябрь-1993: Историография «по горячим следам»

Историографический подход к 1993 году — требование независимой аналитики, в том числе.

Профессора28.10.2013 // 1 308

История октябрьских событий 1993 года — один из самых трагических сюжетов современной истории и вместе с тем один из самых востребованных. То классическое единство места времени и действия, в которое были сконцентрированы, сжаты многочисленные события и человеческие судьбы, сразу показало, что произошедшие на глазах современников события являются исключительно важными, и первое, что нужно сделать, — это собрать и сохранить свидетельства и документальные материалы, посвященные этим дням.

Поэтому сразу несколько групп исследователей, журналистов и участников событий притупили к общественным расследованиям и сбору свидетельств и документов. Для историков отправной точкой можно считать круглый стол российских и зарубежных исследователей «Октябрьские события 1993 г. в России в контексте времени», проходивший в ИРИ РАН 10 декабря 1993 года. Его материалы составили сборник «Новый октябрь в оценке историков». Открывая заседание, в то время директор института А.Н. Сахаров отметил, что «октябрьские события — это не просто схватка у Белого дома двух противоборствующих сторон, это событие, которое является феноменом историческим и проблемой исторической» [1].

Одним из самых заметных выступлений стал доклад профессора Ю.А. Полякова, в котором он обозначил основные темы, по которым, по его мнению, должны будут развиваться дальнейшие исследования октября 1993 года.

Первая группа касалась событий, которые «лежат на поверхности». Их можно оценивать и трактовать по-разному, но сами факты не подлежат сомнению. К таким, по мнению Ю.А. Полякова, относятся законодательные акты, документы Верховного Совета, Конституционного суда и т.д. Вторая группа — это события, по сути которых существуют разные версии. К таковым докладчик относит вооруженное столкновение у телецентра в Останкино. Третья группа — это события, о которых «нам известно в общих чертах» (например, штурм Белого дома). Четвертую группу составляет выявление численности раненых и погибших, и, наконец, пятую группу — реакция на Указ Президента РФ от 21 сентября 1993 года № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» в регионах. Также Ю.А. Поляков обратил внимание на важность сбора материалов, которым, по его данным, на начало декабря 1993 года занималось 10 газет и около 20 независимых общественных структур [2].

Среди первых общественных групп, которые занимались расследованием событий октября 1993 года, следует выделить две, которые, на наш взгляд, подошли ближе всего к научному пониманию проблемы, обобщению и анализу данных. Это программа под руководством историка и общественного деятеля М. Гефтера «Люди Октября 1993 года» и группы А. Бузгалина и А. Колганова.

Программа «Люди Октября 1993 года» реализовывалась М. Гефтером совместно с обществом «Мемориал». В заявлении о намерениях, опубликованном в 1994 году в журнале «Век XX и мир», цель программы была сформулирована следующим образом: «из отдельных фрагментов (ситуаций, намерений, поступков, переживаний) воссоздать социально-историческую панораму московской трагедии, сосредоточившись по преимуществу на “ментальном” ее срезе». Участники программы разработали методологию и стратегию исследования, а также принципы систематизации для последующего создания «банка памяти» [3]. Однако масштабный замысел не был реализован, в первую очередь в связи со смертью М.Я. Гефтера в феврале 1995 года. Часть материалов, собранных участниками программы, доступна на сайте «Международного Мемориала» [4].

Вторую группу исследователей составили ученые-экономисты, придерживающиеся марксистских взглядов, — Александр Бузгалин и Андрей Колганов. Авторы пытались занять отстраненную позицию по отношению к противоборствующим сторонам. Так, в частности, они отмечали, что позиция Б. Ельцина не находила отклика у граждан, поскольку к этому времени «демократия стала ассоциироваться с безжалостными экономическими экспериментами» [5], в то же время «попытки Руцкого и Хасбулатова расширить свою политическую базу за счет национально-патриотического крыла оппозиции оттолкнули от них часть граждан» [6].

Несомненными достоинствами исследования являются два факта: книга «Кровавый октябрь в Москве» стала первым опубликованным исследованием, посвященным трагическим событиям, и второе — был введен в оборот достаточно широкий круг источников и свидетельств. Книга «Кровавый октябрь» стала одним из первых в ряду многочисленных расследований событий. Однако первым опубликованным расследованием следует считать работу А. Тарасова «Провокация» [7]. Группа А. Бузгалина и А. Колганова опубликовала также один из первых сборников свидетельств, тем самым положив начало этому жанру в публикациях об октябре 1993 года [8].

Для исторических исследований важна хронологическая дистанция, отделяющая исследователя от событий, поскольку взгляд очевидца всегда субъективен. В то же время ждать, когда пройдет «время», отделяющее исследователя от событий, и можно будет говорить о них с определенной долей отстраненности, не всегда является верным решением. И исследования октября 1993 года — тому подтверждение.

Два исторических исследования, которые были опубликованы в 1995 году, завершают первый период изучения трагических событий осени 1993 года: статья П. Волобуева «Четвертооктябрьская политическая система и ее социально-исторический смысл» и монография А. Зевелева и Ю. Павлова «Расколотая власть».

Академик П. Волобуев рассматривает события октября 1993 года в контексте истории России. Автор выступает с резкой критикой ликвидации Советов и пишет о том, что сложившаяся в результате система не стоила таких жертв и приведет к еще большему кризису в стране [9]. Статья фактически обозначила подход в изучении темы — история Октября-93 — как истории ликвидации советской власти.

И, наконец, последним исследованием этапа «анализа ситуации по горячим следам» стала монография А. Зевелева и Ю. Павлова «Расколотая власть», вышедшая в издательстве РОССПЭН в 1995 году. Первая часть исследования — это хроника, восстанавливающая события этих четырнадцати дней. Вторая — авторская позиция. Отметим сразу, что существование жанра хроники в сюжете об октябре 1993 года не было новым явлением: первая хроника была подготовлена в 1993 году агентством «Постфактум» и опубликована под редакцией Г. Павловского [10].

В книге А. Зевелева и Ю. Павлова хроника выступает как часть исторического исследования. Авторы делают важный вывод — до сих пор являющийся объектом дискуссий, — можно ли назвать противостояние в Москве гражданской войной? «Мы полагаем, что ответ на этот вопрос должен быть утвердительным», — отвечают авторы монографии «Расколотая власть» [11].

Подводя итоги первого периода изучения событий октября 1993 года, можно сказать, что при наличии субъективности, которая неизбежна, когда авторы исследований сами являются участниками событий, на уровне первого этапа была обозначены основные проблемы изучения темы.

 

Примечания

1. Новый «октябрь» в оценке историков. Москва: ИРИ РАН, 1994. С. 3.
2. Там же. С. 20–23.
3. Подробнее см.: [Гефтер М.] Люди Октября 1993-го: Программа, заявление о намерениях // Век XX и мир. 1994. № 1-2. С. 130–134.
4. Библиография: Москва-1993 // Мемориал. http://www.memo.ru/d/2007.html (дата обращения 15 октября 2013 г.)
5. Бузгалин А.В., Колганов А.И. Кровавый октябрь в Москве. Хроника, свидетельства, анализ событий 21 сентября — 4 октября 1993 года. 2-е изд., испр. и доп. М.: Эребус, 1994. С. 130.
6. Там же. С. 128.
7. Тарасов А.Н. Провокация. Версия событий 3–4 октября 1993 года в Москве. Постскриптум из 1994-го. М.: Центр новой социологии и изучения практической политики «Феникс», 1994. 128 с.
8. Площадь Свободной России: сборник свидетельств о сентябрьских — октябрьских днях 1993 года в столице России / Сост. В.Я. Васильев, А.В. Бузгалин, А.Н. Колганов. М.: Эребус, 1994. 176 с.
9. См.: Волобуев П.В. Четвертооктябрьская политическая система и ее социально-исторический смысл // Обновление России. Трудный поиск решений / Российский независимый институт социальных и национальных проблем. М., 1995. С. 35–45.
10. 93. Октябрь. Москва: хроника текущих событий. М.: Век ХХ и мир, 1993. 291 с. (Cпец. выпуск журнала «Век ХХ и мир».)
11. Зевелев А., Павлов Ю. Расколотая власть. М.: РОССПЭН, 1995. С. 87.

Читать также

  • Программа «Люди октября 1993-го». Заявление о намерениях

    Октябрь 1993 года вернул всех нас в историю, заставив почувствовать текущие события как совершаемую «недавнюю историю». Программа М.Я. Гефтера возвращает исторической науке о недавнем прошлом все достоинство беспристрастности и внимания к каждому событию.

  • Комментарии