• Колонки

  • Ирина Чечель
    Разговор шел, как азбука Морзе поры бедствий: от сталинского террора к кризису советской «нормальности», а от него — к будущей (ядерной) катастрофе, не разбирающей стран и наций
  • Дмитрий Хмельницкий
    Очень похоже, что такими текстами задаются новые нормы профессионального общения, указывается уровень дна, на который российской архитектурной среде в целом еще предстоит опуститься
  • Андрей Тесля
    Есть темы, о которых сложно писать, поскольку, вроде бы, о них сказано все, что возможно, — и в то же время есть потребность, вследствие чувства не столько недосказанности, сколько вообще «несказанности». «Все сказано», «много раз говорено» — и вместе с тем кажется, что большой разговор еще едва только начался
  • Татьяна Щербина
    Что, с моей точки зрения, сказал Сергей Собянин ночным погромом? Что у нас криминальное государство, которое за взятки выдает «жульнические свидетельства о собственности», в судах мэр проиграл, поскольку суды тоже купленные
  • Андрей Володин
    Сегодня понятие «больших данных» (big data) завоевывает внимание ученых из самых разных дисциплин. Благодаря популярной книге В. Майер-Шенберга и К. Кукьера проблема развития «больших данных» приобрела широкое общественное звучание
  • Андрей Мальцев
    В сериале «Фарго» философские темы выскакивают то тут, то там, местами явно и открыто, иногда философские смыслы с ходу не распознаются и доступны только «вооруженному» взгляду
  • Жан-Клод Юнкер
    Конец года — всегда повод подвести итоги. В конце 2015 года, с оглядкой назад, мы уже можем сказать (как бы драматично это ни прозвучало), что европейская солидарность выдержала самую серьезную проверку на прочность со времени окончания Второй мировой войны
  • Михаил Немцев
    В музее политических репрессий «Пермь-36», где я побывал еще до того, как с ним начались необратимые изменения, среди прочих чудес советской политической зоны на меня особенное впечатление произвел прогулочный дворик возле жилого барака лагерного отделения особого режима лагеря
  • Сергей Митрофанов
    Сергей Митрофанов
    Ленин — не мой герой. Но я признаю его таланты и прежде всего талант гипнотизирования людей с целью превращения их в искренних сторонников
  • Константин Морозов
    29 сентября 2015 года Президиум РАН принял прелюбопытнейший документ — за подписями Президента РАН академика РАН В.Е. Фортова и Главного ученого секретаря Президиума РАН академика РАН М.А. Пальцева
  • Инна Булкина
    Автор основательной, теоретической и, кажется, даже чрезмерно теоретизирующей монографии о литературных антологиях львовянка Олена Галета, подступаясь к теме, перефразирует Германа Гессе и предлагает называть наше время не «фельетонной эпохой», но «эпохой антологий»
  • Владимир Максаков
    В отличие от предыдущего жизнеописания Фридриха Ницше, опубликованного по-русски, — «Опыта мифологии» Эрнста Бертрама, — нынешняя книга не просто собрание эссе, но связное повествование, жанр, не столь уж часто встречающийся в современной европейской философской литературе
  • Сергей Митрофанов
    Сергей Митрофанов
    Нетрудно видеть, что месседжи со словом «русский» имеют особую энергетику. А если речь идет о «русской идее», то просто искрит. Народ натурально готов за нее убивать
  • Степан Гончаров
    По данным последнего опроса общественного мнения, проведенного «Левада-центром», доверие к телевидению снизилось до 41%. Это на 10 пунктов ниже, чем два года назад, и на 38 пунктов ниже, чем в 2009 году
  • Инна Булкина
    Сегодня, когда сетевые и медийные скандалы вокруг Нобелевской премии Светланы Алексиевич поутихли, страсти поулеглись и властители дум русского Фейсбука переключились на другие материи, я расскажу о событии, которое случилось через пару дней после шумного стокгольмского «оглашения»
  • Петр Сафронов
    Всесоюзная сельскохозяйственная выставка открылась 1 августа 1939 года. Незадолго до этого, после того как по Выставке прокатилась волна борьбы с «вредителями» и «врагами», перед вновь построенным павильоном Механизации (сейчас — Космос) монтировали железобетонную статую Сталина
  • Александр Марков
    Новый роман Уэльбека — дистопия «Покорность» (Soumission) — кажется сначала растянутым монтажом. Путешествие героя в период, когда он близок к самоубийству, словно списано со знаменитой сцены отвращения ко всему живому, которое переживает Анна Каренина в вагоне
  • Владимир Кантор
    Для начала моего выступления предлагаю слушателям вообразить, что Россия провалилась в тартарары и что Западная Европа перестала поглядывать с опаской в ее сторону
  • Степан Гончаров
    Последнее время становится популярной точка зрения, что Запад должен прислушаться и объединиться вокруг России для решения глобальной проблемы терроризма. Общая беда — террористическая атака на мирных жителей — несомненно сблизила нас с коалицией западных стран