Инна Булкина

PhD (Тартуский университет, Эстония), старший научный сотрудник Украинского центра культурных исследований (Киев, Украина).

    • На титуле новой монографии украинского историка Георгия Касьянова (и — добавим — очередной украинской книги о “политике памяти”, — “Гефтер” недавно писал о двух таких книгах) — “Past Continuous”, название грамматической формы и некое общее определение прошедшего времени, которое длится, продолжает быть
    • На сегодняшний день в Украине есть две “политики памяти”. Одна — которая у всех на устах, и это часть новейшей политической истории. Ее последовательно, агрессивно и не всегда грамотно проводит Институт национальной памяти. Другая — академическая дисциплина, о которой знают гораздо меньше
    • Эта колонка — об украинском писателе Сергее Жадане и о его последнем романе. Роман называется “Интернат”, он скорее всего не будет издан в России, хотя, по слухам, переводится, и его издатель, похоже, намерен распространять электронную версию
    • «Русская Европа»: взгляд со стороны
    • Забытый поэт: между филологией и поэзией
    • Открытая сцена Украины: в ожидании Республики
    • История с ПЕНом (но не история ПЕНа) — в конечном счете, старая история про литературу и власть. За последние дни она разнообразно и многократно прозвучала в поле гражданской и политической риторики, но представляется, что этот конфликт выходит за рамки “литературного быта”, и в любом случае он описывается скорее в терминах литературной социологии
    • Идея этой колонки изначально предполагает некие сюжеты на пересечении литератур — русской и украинской. Но на этот раз мы все же переместимся западнее, на историческую территорию ВКЛ, Magnus Ducatus Lituaniae, многажды перекроенной и перешитой восточноевропейской империи
    • Текст Львова — безусловно, первый и главный городской текст новой украинской литературы. Львов опережает обе столицы, и первую, и настоящую, и Харьков, и Киев, не только и не столько словесной массой всего, что о нем придумано, сказано и написано
    • Украинский историк Игорь Чорновол написал книгу о посттёрнеровских рефлексиях — фактически историю “студий фронтира”. В центре этих компаративных заметок находится Украина, что естественно. Украина — одна из немногих стран, у которых фронтир обозначен в названии
    • Виктор Петров (он же В. Домонтович, он же Виктор Бэр, он же Б. Плят, он же А. Семенов и Борис Вериго, и это еще не все его имена и ипостаси) — один из главных украинских прозаиков ХХ века. В России его прозу совсем не знают (не переводили), о биографии, возможно, что-то и слышали
    • «Новое недовольство мемориальной культурой», — именно так, заглавием последней вышедшей в «НЛО» книги Алейды Ассман, можно определить сегодняшнюю украинскую повестку
    • Классические городские фэнтези: быть или не быть
    • Цель этих заметок не в поспешной литературной историзации «майданной поэзии»; здесь всего лишь некоторые наблюдения над огромной массой двуязычного — русского и украинского — словесного творчества, порожденного киевскими событиями зимы 2014-го
    • Идея этого проекта была однажды сформулирована редакцией «Гефтера» как некая регулярная колонка с разными сюжетами, но с постоянным условием: все, о чем я тут пишу, так или иначе связано с ситуацией на пересечении двух литератур — русской и украинской
    • «Приезжие из Киева»... Другая Россия XX века
    • Автор основательной, теоретической и, кажется, даже чрезмерно теоретизирующей монографии о литературных антологиях львовянка Олена Галета, подступаясь к теме, перефразирует Германа Гессе и предлагает называть наше время не «фельетонной эпохой», но «эпохой антологий»
    • Сегодня, когда сетевые и медийные скандалы вокруг Нобелевской премии Светланы Алексиевич поутихли, страсти поулеглись и властители дум русского Фейсбука переключились на другие материи, я расскажу о событии, которое случилось через пару дней после шумного стокгольмского «оглашения»
    • Контрпросвещенческий национализм и «разделительные суждения» в его анализе
    12