• Колонки

  • Екатерина Марголис
    Почему настоящий художник всегда современен? Художников, в моем понимании, не бывает ненастоящих. Так же, как не бывает ненастоящих, например, собак. Относится то или иное существо к собакам или нет — дело биологии. С художниками, понятно, дело научно сложнее, но не менее определенно
  • Сергей Круглов
    Выставка фотографий Стёрджеса и связанные с нею события наделали много шума. По крайней мере, в Фейсбуке. Много чего было сказано по поводу фото обнаженных детей, и в осуждение, и в защиту. И одно высказывание зацепило меня за живое
  • Петр Сафронов
    Часто считают, что партии существуют для того, чтобы взять власть. Такие рассуждения предполагают общепонятность того, что такое власть. Говоря иначе, власть мыслится как представимая, а институты представительства оказываются, собственно, формой такого представления власти
  • Александр Марков
    Леонидас Донскис был интеллектуалом самого редкого типа: критиком позиций и защитником институтов. Любая позиция, даже безупречная со всех сторон, выглядела в его глазах инстинктивной самозащитой, скрытой агрессией слов
  • Инна Булкина
    Виктор Петров (он же В. Домонтович, он же Виктор Бэр, он же Б. Плят, он же А. Семенов и Борис Вериго, и это еще не все его имена и ипостаси) — один из главных украинских прозаиков ХХ века. В России его прозу совсем не знают (не переводили), о биографии, возможно, что-то и слышали
  • Ирина Сироткина
    Медиаудар — это платформа, на которой объединяются очень разные художники. Люди, которые чувствуют призвание к искусству и хотят оставаться независимыми, не превращаясь при этом в изолированный остров
  • Александр Марков
    Когда говорят, что современная русская культура плохо видна в мировой культуре, что нет в ней мировых звезд или мировых идей, то на самом деле говорят об отсутствии независимого суждения в самой культуре, которое и превращает талант в звезду и мысль в идею
  • Андрей Десницкий
    Когда в 2005 году были изданы на русском языке дневники о. Александра Шмемана, они произвели эффект разорвавшейся бомбы — разумеется, среди того узкого круга людей, кто их читал и принял всерьез. Впрочем, и те, кто не принял, сделали из дневников свой вывод
  • Владимир Демчиков
    Во втором классе, когда мне исполнилось 9 лет, я, кажется, впервые начал много смотреть хоккей. Это был чемпионат мира 1969 года, перенесенный тогда, как я узнал уже через много лет, из Праги в Стокгольм
  • Александра Поливанова
    Москва теперь не только не странноприимный дом: она даже не для москвичей, как утверждали раньше ДПНИ, а вообще для урбанистов, поэтому неурбанистам вроде как стоит помалкивать